Для ветеринарных врачей

Главная страница
Литература для ветеринаров
Демодекоз у собак
Антибиотики, сульфаниламиды и нитрофураны в ветеринарии
Анестезиология и реаниматология собак и кошек
  • Предисловие
  • Общие принципы анестезии у собак и кошек
  • ЛЕКАРСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА, ПРИМЕНЯЕМЫЕ В АНЕСТЕЗИОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ ДЛЯ МЕЛКИХ ЖИВОТНЫХ
  • ПРЕДОПЕРАЦИОННЫЙ ОСМОТР ЖИВОТНЫХ, ОЦЕНКА ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ РАЗЛИЧНЫХ ОРГАНОВ И СИСТЕМ ОРГАНИЗМА
  • Виды анестезии
  • Техника и клиника общей анестезии
  • Осложнения общей анестезии
  • Особенности проведения анестезии
  • Экстренная анестезиология
  • Принципы интенсивной терапии
  • Технические приемы
  • Реанимация у мелких животных
  • Иммунодефициты домашних животных
    Инфекционные болезни собак и кошек
    Грибковые болезни животных
    Незаразные болезни собак и кошек
    Офтальмология
    Радиография сердечно-сосудистой системы
    Торакальное УЗИ мелких животных
    Лабораторные исследования

     

     

    Экстренная анестезиология

    Глава 8. ЭКСТРЕННАЯ АНЕСТЕЗИОЛОГИЯ

    Экстренное анестезиологическое обеспечение имеет ряд серьезных особенностей по сравнению с плановой анестезиологией. При ургентных операциях возникает ряд сложностей, обусловленных в основном следующими факторами: отсутствие времени для полной оценки состояния животного; крайне ограниченное время для подготовки животного к анестезии; развитие тяжелых метаболических нарушений за короткое время, предшествующее операции (травма, заворот желудка, кишечная непроходимость, кровотечение и т.д.), отсутствие возможности полноценной коррекции имеющихся нарушений; наличие сопутствующих заболеваний, которые, зачастую, практически невозможно выявить за время, отведенное анестезиологу для подготовки к наркозу и операции; ограниченные возможности лабораторных исследований у этой категории больных животных и т.д. Поэтому риск анестезии в таких ситуациях значительно увеличивается.

    Статистические сведения об "анестезиологической смерти" в ветеринарной практике отсутствуют, хотя нет сомнений, что в связи с недостаточным лабораторно-диагностическим обеспечением, отсутствием специальной литературы и т.п. ее процент значительно выше, чем в медицине (по данным J.Lowers, 1978 г., при экстренных операциях, так называемая "наркозная смерть" статистически составляла цифру 5,9 на 1000 анестезий. Причем, по данным I. Goldstein, 1970 г., более чем в 50% случаев это происходит с практически здоровыми людьми).

    На степень анестезиологического риска существенно влияют характер заболевания или травмы; общее состояние животного и степень функциональных и метаболических нарушений, экстренность и объем операции; возраст; продолжительность анестезии и операции; качество предоперационной подготовки; наличие и характер сопутствующих заболеваний, квалификация анестезиолога и хирурга.

    8.1. Обследование и оценка общего состояния животного

    Принципиально обследование и оценка общего состояния животного в экстренной ситуации мало чем отличается от таковых при плановой подготовке к анестезии. В экстренном случае у анестезиолога значительно меньше времени для обследования и предоперационной коррекции развившихся нарушений.

    В первую очередь, врач должен оценить сохранность витальных функций организма и, при необходимости, принять все доступные меры для их восстановления и обеспечения жизнедеятельности организма

    Потребность в этом чаще всего возникает при политравмах. С целью оптимизации диагностической и лечебной тактики в экстремальных условиях, животные, в зависимости от степени тяжести имеющихся повреждений, разделены нами на пять клинических групп.

    К первой группе относятся животные, требующие немедленных реанимационных мероприятий, борьбы с шоком. Сроки противошоковой терапии должны быть максимально короткими. Лечение должно быть направлено на стабилизацию гемодинамики, полное обезболивание, надежную иммобилизацию, кислородотерапию, раннее оперативное вмешательство, коррекцию всех нарушенных функций организма.

    Вторую группу составляют травмированные животные с повреждениями, которые быстро приводят к смерти, если им не оказана неотложная помощь: массивное кровотечение при разрывах паренхиматозных органов (печень, селезенка), пневмоторакс, гемоторакс, массивное повреждение легких, окончатые переломы ребер, наружные артериальные кровотечения. Таким животным проводят экстренные оперативные пособия, направленные на устранение угрожающих жизни повреждений с последующей детальной диагностикой и лечением выявленных нарушений гомеостаза

    В третью группу входят животные с политравмой без профузного кровотечения, без глубоких расстройств дыхания (повреждения полых органов живота, пневмоторакс, закрытые тяжелые повреждения конечностей). Таких животных оперируют после кратковременной предоперационной подготовки, направленной на стабилизацию гемодинамики, улучшение функции внешнего дыхания, сердечной деятельности.

    Четвертую группу составляют травмированные животные с тяжелыми доминирующими повреждениями опорно-двигательного аппарата. Оперативные пособия у них производят после выведения из травматического шока.

    В пятую группу входят животные с нетяжелыми повреждениями нескольких сегментов конечностей без травматического шока. Лечение при таких повреждениях может быть как консервативным, так и оперативным, в зависимости от конкретной ситуации.

    Использование в нашей практике приведенного выше алгоритма диагностических и лечебных мероприятий позволило значительно снизить летальность у животных с политравмами. Более подробно тактика анестезиолога в такой ситуации описана ниже.

    В случаях, когда необходимости в проведении экстренных лечебных мероприятий нет, анестезиологу необходимо оценить степень расстройств со стороны дыхательной, сердечно-сосудистой систем, наличие печеночной или почечной недостаточности, степень дегидратации и электролитных расстройств; необходимо также оценить возрастные особенности организма, объем предполагаемой операции. После всестороннего осмотра, проведения всех возможных исследований и оценки общего состояния организма приступают к коррекции выявленных нарушений.

    Предоперационная подготовка должна быть максимально короткой и в то же время достаточной для жизнеобеспечения организма во время анестезии и оперативного вмешательства.

    Коррекция выявленных нарушений должна проводиться во время операции и продолжаться в послеоперационном периоде столько, сколько необходимо для полного восстановления всех нарушенных функций организма.

    8.2. Анестезия и интенсивная терапия при геморрагическом и травматическом шоке

    Термин "шок" применяется в медицине уже около 250 лет. В переводе с английского, французского языков означает: удар, толчок, потрясение. С точки зрения медицинской терминологии шок является сложным симптомокомплексом нарушений гомеостаза, пусковым механизмом которого чаще всего является так называемый синдром малого выброса, в конечном итоге приводящий к снижению кровотока в тканях и органах.

    При развитии шока у животного перед анестезиологом стоит очень трудная задача: с одной стороны, необходима коррекция изменений гомеостаза до начала анестезии, с другой — справиться с шоком можно в большинстве случаев только после хирургического вмешательства, которое требует введения животного в наркоз. Каждая конкретная ситуация, с которой сталкивается анестезиолог, требует индивидуального подхода и нетрадиционных решений.

    Механизм развития шока, независимо от этиологии, практически протекает по одним и тем же законам, поэтому целесообразнее всего рассмотреть его патогенез на примере геморрагического шока, отражающего синдром малого выброса в наиболее ярком виде.

    При кровопотере в первую очередь страдает венозная система, т.к. в ней находится примерно 75% всего объема крови. Адаптационные системы венозных сосудов позволяют сохранить необходимое центральное венозное давление крови на должном уровне. Однако, потеря 10% объема циркулирующей крови (ОЦК) приводит к декомпенсации этих механизмов и снижению венозного возврата и сердечного выброса. Это состояние организм стремится компенсировать нарастающим увеличением сердечных сокращений. За счет тахикардии сохраняется минутный объем сердечного выброса. Уменьшение венозного возврата на 30% приводит к снижению минутного объема сердечного выброса. Развивается так называемый синдром малого выброса.

    В этот период организм стремится сохранить кровоснабжение жизненно важных органов — мозга, сердца, печени и почек. Развивается так называемый феномен "централизации кровообращения", который связан со спазмом периферических сосудов. Спазм периферических сосудов обусловлен выбросом в кровь адреналина и норадреналина. Вслед за этим развивается глубокая гипоксия тканей и ацидоз. Потребности тканей в кислороде обеспечиваются лишь наполовину.

    Жидкости из сосудистого и внеклеточного пространств перемещаются в клетку, что приводит к ее отеку и углублению нарушений метаболических процессов в ней. Это обстоятельство усугубляет расстройства водно-электролитного баланса. Вследствие стремительной плазмопо-тери, повышения вязкости крови происходит агрегация эритроцитов, которые образуют компактные массы, закупоривающие просвет капилляров, и приводят к образованию тромбов

    В то же время, в крови животных образуются пептиды с молекулярной массой 800—1000 (Е.С.Brand, A.M.Lefer, 1966), которые оказывают угнетающее действие на миокард — MDF (myocardial depressant factor). Так как эти пептиды являются особыми кининами, которые образуются из кининогенов под действием протеолитических ферментов, освобождающихся из лейкоцитов или поврежденных тканей, то образование их может быть в значительной мере снижено путем введения в кровеносное русло ингибиторов протеаз — контрикала, гордокса, трасилола и т.п., а также введения больших доз глюкокортикоидов.

    Нарушение метаболических процессов в клетке приводит к развитию ацидоза, что, в свою очередь, еще больше усиливает отек клетки и ухудшает метаболические процессы, создавая порочный круг. Такова схема развития шока в общих чертах.

    Клиническое течение шока делится на три стадии:

    I. Компенсированный обратимый шок.

    II. Декомпенсированный обратимый шок.

    III. Необратимый шок.

    Кроме того, в течении травматического шока различают две фазы — эректильную и торпидную. Если во время первой фазы отмечается психомоторное возбуждение — животное может после тяжелой травмы бежать, активно сопротивляться попыткам его удержать, то во второй фазе наступает угнетение психики; сознание, как правило, сохранено. Наблюдается бледность слизистых покровов, дыхание поверхностное, учащенное, тонус скелетной мускулатуры снижен, конечности холодные, отмечается тахикардия, снижение артериального давления. При этом эректильная фаза шока не всегда прослеживается, т.к. быстро переходит в торпидную. Чем ярче выражена эректильная фаза шока, тем тяжелее торпидная фаза, тем хуже прогноз.

    Наиболее простые тесты определения степени шока базируются на измерении пульса и артериального давления. Так, падение АД при шоке до 90 мм рт.ст. свидетельствует о снижении ОЦК примерно вдвое, а до 60 мм рт.ст. — втрое. "Шоковый индекс" — это отношение частоты пульса к систолическому давлению. При индексе меньше единицы степень шока определяется как легкая, при единице — средней тяжести, больше единицы — тяжелая степень шока. (Это в большей степени справедливо для взрослых собак крупных пород.)

    Перед проведением наркоза анестезиолог должен предпринять все возможное для выведения животного из шока. Принципы борьбы с шоком, независимо от его этиологии, мало отличаются, тем более, что травматический шок сопровождается, как правило, кровопотерей и развитием дополнительно геморрагического шока.

    Лечебная программа всегда должна начинаться с катетеризации центральной вены (наиболее оптимальный вариант — наружная яремная вена слева), катетеризации мочевого пузыря (для контроля диуреза), введения глюкокортикоидов, плазмозамещающих растворов (полиглюкина) или нативной плазмы.

    По опыту нашей клиники, наиболее часто шок встречается при различных политравмах вследствие автодорожных происшествий, падения с высоты, множественных обширных проникающих укушенных ран, огнестрельных повреждений (торакальных, абдоминальных, торако-абдоминальных). Пpи этом отмечались сочетанные поражения в 34% случаев, множественные — в 66%

    Политравма характеризуется следующими особенностями:

    1) развитием синдрома взаимного отягощения;

    2) развитием таких тяжелых осложнений, как массивная кровопотеря, шок, токсемия, острая почечная недостаточность, жировая эмболия, тромбоэмболия;

    3) стертостью проявлений клинических симптомов при краниоабдоминальной травме, повреждении позвоночника и живота или другой сочетанной травме, что приводит к диагностическим ошибкам и неправильной хирургической тактике.

    В связи с большими трудностями, возникающими в процессе диагностики и лечения политравм, нами разработан алгоритм диагностических и лечебных мероприятий, позволяющий в условиях дефицита времени, связанного с развитием угрожающих жизни животного осложнений, выбрать оптимальную лечебную тактику.

    Диагностика политравм осуществляется в три этапа:

    I. Выявление повреждений и их последствий, угрожающих жизни животного в настоящий момент и требующих реанимационных мероприятий.

    II. Топическая диагностика — определение всех возможных повреждений.

    III. Окончательная диагностика — оценка тяжести отдельных травм, а также обнаружение повреждений, не выявленных на предыдущих этапах.

    Первый этап диагностических мероприятий проводится по следующей схеме:

    1 Выявление черепно-мозговых травм и травм позвоночника (клинический осмотр, рентгенография черепа и позвоночника (при необходимости).

    2. Выявление травм груди: осмотр с пальпацией, аускультацией и перкуссией; плевральная пункция, при необходимости торакоцентез, пункция перикарда, ЭКГ, рентгенография.

    3. Выявление травм живота: клинический осмотр, лапароцентез, катетеризация мочевого пузыря.

    4. Выявление переломов таза, конечностей.

    Для выявления степени кровопотери, других нарушений (ушиб почек, разрыв мочевого пузыря, повреждение спинного мозга и т.п.) и определения тактики лечения необходимо на всех этапах диагностики параллельно основным диагностическим мероприятиям проводить лабораторные исследования (определять Ht, Hb, количество эритроцитов, лейкоцитов, исследовать мочу, спинномозговую жидкость).

    При выявлении повреждений, не совместимых с жизнью (тяжелая ЧМТ с нарастающей гематомой, массивное размозжение печени, обеих почек), а также повреждений, влекущих за собой тяжелые функциональные нарушения опорно-двигательного аппарата в постреабилитационном периоде (травматические ампутации конечностей, переломы позвоночника с анатомическим разрывом спинного мозга), в первую очередь решается вопрос о целесообразности дальнейшего лечения

    В остальных случаях при диагностировании тяжелых повреждений, угрожающих жизни, приступают к срочным лечебным мероприятиям, включающим борьбу с шоком, сердечно-легочной недостаточностью, массивной кровопотерей и другими повреждениями. С этой целью прибегают, при необходимости, к трахеостомии, искусственной вентиляции легких (ИВЛ), торакоцентезу с активной аспирацией воздуха и крови из плевральной полости, лапаротомии с ревизией органов брюшной полости и устранением повреждений, при массивных кровотечениях — реинфузии крови.

    Переливание крови — важнейший метод лечения шока. В результате острой кровопотери наступает гиповолемический шок, зачастую приводящий к смерти. Компенсация кровопотери может быть во многом разрешена, если прибегнуть к реинфузии крови, то есть обратному переливанию излившейся в серозные полости крови при травмах груди и живота. Этот метод является наименее опасным, эффективным способом борьбы с острой кровопотерей.

    Эффективность реинфузии особенно ощутима при оказании помощи животным с внутригрудными повреждениями, когда фактор времени играет решающую роль. Если при травмах живота для проведения реинфузии необходимо убедиться в целостности полых органов, то при повреждении груди достаточно торакоцентеза с активной аспирацией крови из плевральной полости. Сбор крови, излившейся в плевральную или брюшную полость производит с помощью одноразового шприца емкостью 20 мл или аспирационной системы, путем торако- или лапароцентеза, сочетая его со стабилизацией (гепарином, глюгициром и т.д.).

    Фильтрацию аутокрови следует проводить сразу после стабилизации Стабилизированную и профильтрованную кровь можно вводить немедленно, струйно или капельно. Большую диагностическую ценность имеет проба Рувилуа—Грегуара. Если кровь полученная при пункции свернулась, значит кровотечение продолжается. Если кровь не сворачивается, то проба считается отрицательной. Если кровотечение прекратилось, то эту кровь можно вводить без дополнительного введения стабилизатора.

    Первым этапом борьбы с дыхательной недостаточностью является восстановление проходимости дыхательных путей. Простейший способ удаления из трахеи и бронхов крови и слизи — отсасывание их катетером. К сожалению, простая катетеризация трахеи не всегда оказывается достаточно эффективной в условиях быстро нарастающего кислородного голодания. Это заставляет прибегать к более сложным мероприятиям — трахеостомии или интубации трахеи с проведением ИВЛ. Показаниями к использованию ИВЛ при тяжелых травмах груди являются прогрессирующая дыхательная недостаточность и необходимость стабилизации грудной клетки при значительных нарушениях ее каркаса.

    Хирургическая тактика при повреждениях легких определяется особенностями пневмо- и гемоторакса. Лечение должно начинаться с пункции плевральной полости. Показателями эффективности пункции являются возможно полное удаление крови и создание вакуума в плевральной полости с расправлением легкого. Сохранение пневмоторакса или продолжающееся кровотечение служат показанием для торакоцентеза,

    Дренирование производится в VI-VII межреберьях по линии лопатко-плечевого сустава.

    Установление диагноза закрытой травмы органов брюшной полости с их повреждением является абсолютным показанием для экстренного оперативного вмешательства. При множественных и сочетанных травмах, в большинстве случаев, повреждения органов брюшной полости являются доминирующими и требуют неотложной хирургической помощи.

    Предоперационная подготовка должна быть краткой и включать налаживание инфузионной противошоковой терапии путем катетеризации центральной вены, или хотя бы пункции подкожной вены предплечья или голени, а лучше их катетеризации; при необходимости, опорожнение желудка зондом, катетеризацию мочевого пузыря В случаях угрожающих жизни внутрибрюшных кровотечений, операция должна выполняться немедленно, несмотря на крайне тяжелое состояние. Такая операция, именуемая реанимационной лапаротомией, направлена на срочную остановку кровотечения с одновременным восполнением кровопотери. Однако сначала излившуюся кровь следует реинфузировать, по возможности, в большем объеме еще во время предоперационной подготовки (что достигается введением дренажа в брюшную полость при помощи лапароцентеза, сбором крови во флаконы со стабилизатором и ее немедленным введением в сосудистое русло) и закончить реинфузию во время операции После этого, при необходимости, следует восполнить кровопотерю донорской кровью. Анестезиологическое обеспечение в таких случаях лучше всего проводить комбинированным способом, используя в качестве базисного анестетика оксибутират натрия и добавляя фракционно, по мере необходимости, кетамин. Оперативное вмешательство произвести как можно быстрее с целью максимального сокращения сроков анестезии.

    Учитывая экстренность ситуации, возникающих при политравмах и необходимость координированное действий анестезиолога и хирурга, даем краткий обзор хирургических манипуляций при поврежедениях некоторых органов брюшной полости.

    Ревизия обязательно должна быть полной. При наличии в брюшной полости большого количества крови ревизию начинают с осмотра паренхиматозных органов. Особое внимание следует уделить труднодоступным местам (диафрагмальная поверхность печени). Затем осматривают желудок и кишечник; при этом большое внимание уделяют наличию пристеночных гематом и осмотру брыжеечного края кишки. Субсерозные гематомы необходимо вскрывать и проверять, не просачивается ли кишечное содержимое через поврежденную стенку кишки. При обнаружении повреждения кишки дефект закрывают салфеткой, накладывают мягкие кишечные зажимы, и продолжают ревизию. После полной ревизии органов брюшной полости приступают к основному этапу операции. При наличии одновременных повреждений паренхиматозных и полых органов оперативное вмешательство выполняют вначале на паренхиматозном (печени, слезенке), а затем — на полом органе (желудок, тонкие и толстые кишки, мочевой пузырь). Повреждения печени относятся к разряду наиболее частых и тяжелых травм, а по летальности занимают первое место среди всех повреждений органов брюшной полости. Более частому травмированию печени, по сравнению с другими органами, способствуют ее размеры и анатомическое положение. Повреждения ее возможны не только при тупой травме живота, но и при травме грудной клетки, а также при травме поясничной области.

    При повреждениях печени чаще всего наблюдаются разрывы паренхимы в виде трещин, идущих в различных направлениях на разную глубину, часто с участками размозжения ткани печени и массивным кровотечением. При относительно небольших разрывах, наиболе надежным методом остановки кровотечения и сближения краев раны является шов раны печени. Шов печени накладывают большой иглой обычным или хромированным кетгутом, предварительно смоченным для эластичности, в виде простого одиночного или матрацного шва. Во избежание прорезания швов, проводят тампонаду ран печени сальником с проведением нитей через бессосудистые участки с завязыванием узлов над тканью сальника.

    Шов печени накладывают на всю глубину раны. не оставляя у дна ее свободного пространства. При неправильном (поверхностном) наложении под швом формируется внутрипеченочная гематома с возможным последующим абсцедированием. При больших разрывах печени с размозженном ее ткани выполняют хирургическую обработку с удалением сгустков крови, обрывков печеночной ткани и перевязкой всех кровоточащих сосудов и видимых желчных протоков. Раны печени тампонируют сальником, подшивают его к печени и дренируют подпеченочное пространство. При этом обязательно производят разгрузочную холецистостому тонкой полихлорвиниловой трубочкой, которую выводят наружу через отдельный прокол брюшной стенки. Дренаж удаляют через 10—14 дней.

    Повреждения селезенки занимают второе место по частоте повреждений внутренних органов.

    Следует различать одномоментные повреждения в виде различных по размерам, направлению и глубине разрывов, трещин, отрывов от сосудистой ножки, к двухмоментные — в виде подкапсульной гематомы, развивающейся вслед за травмой с последующим разрывом капсулы и кровотечением в брюшную полость, которое развивается через некоторое время (от нескольких часов до двух-трех суток после травмы).

    Все травмы селезенки сопровождаются массивным внутрибрюшным кровотечением, определяющим тяжесть клинической картины.

    После обнаружения разрыва, на сосудистую ножку селезенки накладывается, с целью сокращения сроков операции, несколько зажимов. Сосудистую ножку постепенно прошивают и перевязывают прочной нитью под каждым зажимом в отдельности и пересекают. После удаления селезенки следует осуществить тщательный гемостаэ всего ложа селезенки и дренировать левое поддиафрагмальное пространство трубочным дренажом, с выведением его через отдельный прокол брюшной стенки слева. Изолированные травмы почек встречаются относительно редко. Чаще всего наблюдаются сочетанные повреждения почек и других органов брюшной полости или грудной клетки, таза, конечностей и т.д.

    В зависимости от тяжести травмы может произойти разрыв жировой или волокнистой капсулы, разрывы в различных направлениях через всю толщу паренхимы почки до лоханки, размозжение почки, разрыв или полный отрыв сосудов почки, мочеточника. Множественные разрывы и размозжения почки, отрыв ее от сосудистой ножки, повреждения с разрывом лоханки и мочеточника, являются показанием для нефрэктомии. Почечные сосуды раздельно пережимают, пересекают и перевязывают. Между двумя лигатурами пересекают мочеточник.

    При надрывах капсулы почки, неглубоких трещинах, небольших разрывах лоханки производят органосохраняющую операцию — ушивание поврежденной почки. Разрыв ушивают с помощью одиночных тонких кетгутовых швов без натяжения, до соприкосновения краев раны, так как паренхима почки легко прорезается шовными нитями. Повреждения мочевого пузыря чаще всего возникают при переломах костей таза. При разрывах мочевого пузыря, со стороны его полости производят тщательную ревизию стенок. Ушивание раны пузыря производится двухрядным швом без эахваты-вания слизистой оболочки.

    Во всех случаях повреждения мочевого пузыря необходимо его дренирование путем длительной (до пяти, шести суток) катетеризации мягким катетером. При разрывах кишечника раны ушивают двухрядным швом в поперечном направлении. В случаях необходимости производят резекцию кишки с наложением анастомоза "бок-в-бок", а брюшную полость дренируют двумя-тремя дренажами (боковые фланки и полость таза).

    Не менее драматическая ситуация возникает при развитии синдрома заворота желудка. По данным нашей клиники, этот синдром встречается достаточно часто — за два последних года мы наблюдали 37 собак с этой патологией.

    Заворот желудка — одно из самых тяжелых заболеваний, встречающихся в хирургической практике. Летальность при этом заболевании достигает до 40% в первые трое суток, если владельцы животного обращаются за помощью в первые 4 часа от момента начала заболевания, и до 90% — если лечение начато в период 4—10 часов; в последующие сроки летальность составляет практически 100%.

    В этиологии заворота желудка имеют значение несколько факторов, основными из которых являются следующие:

    1. Размеры собаки (как правило, этому заболеванию подвержены крупные породы собак).

    2. Характер питания (практически во всех случаях в желудке животного находят овсяные зерна или другие крупы, подвергнутые незначительной термической обработке, сырые овощи).

    3. Особенности анатомического строения связочного аппарата желудка (перерастянутость последнего, слабая фиксация желудка)

    4. Наличие спленомегалии (в большинстве случаев во время операции обнаруживали резко увеличенную селезенку).

    5. Физиологические особенности первой фазы пищеварения (сильные перистальтические волны стенок желудка при размельчении пищевых масс, находящихся в желудке).

    6. Аэрофагия во время заглатывания пищи.

    7. Время выгула и кормления (как правило, заворот желудка наблюдался после прогулки с предварительным кормлением).

    При завороте желудка происходит его поворот на 90, 180, 270 и 360°. От степени этого поворота зависят тяжесть состояния, скорость развития клинических проявлений, а также дальнейший прогноз. При этом селезенка над телом желудка перемещается в правый фланк, развивается обтурация просвета пищевода и двенадцатиперсгной кишки. Образуется замкнутая полость, в которой находятся пищевые массы, подвергнутые частичному перевариванию Бродильные процессы вызывают образование большого количества газов, раздувающих желудок. Перекручивание сосудов, питающих желудок, перерастяжение его стенок приводит к нарушению магистрального и интрамурального кровоснабжения органа, что увеличивает проницаемость его стенок и вызывает мощную токсемию на фоне болевого шока Кроме того, часто наблюдается отрыв или надрыв питающей ножки селезенки, что вызывает массивное кровотечение. Во всех случаях перерастяжение стенок желудка вызывает дополнительный разрыв сосудов сальника или его отрыв от желудка, что приводит к дополнительной кровопотере. Большое скопление газов в просвете желудка резко ограничивает экскурсию диафрагмы, вызывая дыхательную недостаточность, приводит к сдавлению нижней полой вены и аорты, что значительно снижает венозный возврат и минутный объем кровообращения, вызывает тяжелую сердечнососудистую недостаточность На этом фоне развиваются серьезные нарушения водно-электролитного, кислотно-основного состояния крови, тяжелый гиповолемический шок.

    С целью оказания эффективной квалифицированной помощи нами разработана лечебная тактика, включающая оказание помощи животным уже на догоспитальном этапе, что позволило сократить летальность при этом заболевании на 10%.

    При постановке диагноза первая помощь должна заключаться в немедленном устранении синдрома сердечно-легочной недостаточности, что достигается пункционной или троакарной декомпрессией желудка (техника декомпрессии описывается далее), после чего необходимо обезболить животное и провести срочную коррекцию гомеостаза, направленную на устранение болевого шока, сердечно-легочной недостаточности, коррекцию водно-электролитного баланса и кислотно-основного равновесия Проведение этих мероприятий начинается непосредственно на месте пребывания животного, продолжается во время транспортировки и в клинике Инфузионная терапия должна осуществляться очень интенсивно в объеме 10—20 мл/кг/ч и включать введение полиглюкина, поляризующей смеси, солевых растворов, больших доз преднизолона, вазопрессоров. Во время проведения наркоза у таких животных обязательно проведение интубации трахеи и дренирование желудка толстым зондом после устранения перекручивания пищевода. Так как при мощной кровопотере не всегда предоставляется возможность полноценной реинфузии крови, анестезиолог должен заранее подготовить донорскую кровь и проверить ее совместимость с кровью реципиента. Анестезию целесообразно проводить, как и в предыдущем случае, с использованием оксибутирата натрия и кетамина с фракционным добавлением по ходу операции анальгина или наркотических анальгетиков. В посленаркозном периоде целесообразно провести дополнительную оксигенацию, после чего экстубировать животное. Желудочный зонд извлекают после отмывания желудка до чистой воды и, по возможности, оставляют назогастральный зонд на 2-3 дня в желудке и двенадцатиперстной кишке Интенсивная терапия должна проводиться на протяжении 4-5 дней после операции до устранения всех расстройств гомеостаза и восстановления перистальтики

    В случаях, когда животное доставлено в клинику после 10 часов от начала заболевания, целесообразно провести вышеперечисленные меры по коррекции гомеостаза на фоне оперативного вмешательства, произведенного под местной инфильтрационной анестезией и заключающегося в декомпрессии желудка путем наложения широкой гастростомы И лишь после устранения нарушений гомеостаза. влияющих на витальные функции организма, стабилизации гемодинамики и функции сердечно-легочной системы можно прибегнуть к радикальному хирургическому вмешательству под наркозом.

    Все вышеперечисленные патологические состояния сопровождаются развитием шока и требуют интенсивной борьбы с ним. Принципиальная схема лечения шока заключается в выполнии следующего:

    1. Катетеризации крупной вены, желательно центральной, что дает возможность измерения центрального венозного давления; при необходимости проводят катетеризацию двух а иногда — и трех вен.

    2. Катетеризации мочевого пузыря (для контроля диуреза).

    3. При массивной кровопотере необходимо ее адекватное восполнение с помощью донорской крови, а при возможности — за счет реинфузии Восполнение кровопотери, хотя бы частичное, целесообразно провести до начала операции и продолжить во время оперативного вмешательства.

    4. Восполнение кровопотери проводят не только за счет цельной крови, но и за счет кристаллоидов, плазмы и плазмозамещающих растворов в соответствующих соотношениях (см. табл.6 в Гл.9). Удовлетворительный, но кратковременный возмещающий эффект можно получить при введении физиологического раствора или раствора Рингера в объеме 20 мл/кг/ч.

    5. Коррекции метаболического ацидоза введением натрия бикарбоната.

    6. Внутривенного введения больших доз глюкокортикоидов (10—30 мг гидрокортизона на 1 кг массы тела в сутки).

    7. Введении ингибиторов протеаз (контрикал — 1 тыс. Ед./кг/сут., трасилол — 2 тыс.Ед./кг/сут.).

    8. Обязательном постоянном контроле диуреза (1-2 мл/кг/ч) и центрального венозного давления (20—40 мм вод.ст.); их коррекции при необходимости.

    9. Введении антибиотиков с профилактической целью.

    10. После стабилизации гемодинамики вводятся средства, улучшающие микроциркуляцию.

    11. Анестезиологическое обеспечение в таких сложных условиях проводится с помощью оксибутирата натрия (базис-наркоз), небольших доз барбитуратов на вводном этапе наркоза и дробного введения небольших доз кетамина и ненаркотических анальгетиков в период поддержания наркоза.

    12. Проведении постоянной оксигенации.

    13. В постнаркозном периоде необходимо согреть и тепло укрыть животное; инфузионные растворы обязательно подогревать до температуры 38°С.

    14. В послеоперационном периоде интенсивная инфузионно-трансфузионная терапия должна продолжаться на протяжении нескольких дней до тех пор, пока не будут устранены все нарушения гомеостаза.

    8.3. Анестезия и интенсивная терапия при острой кишечной непроходимости, перитоните

    Для более глубокого понимания врачами принципов оказания помощи при этих тяжелых патологических состояниях хотелось бы, прежде всего, сказать несколько слов о патогенезе возникающих нарушений.

    Острая кишечная непроходимость делится на:

    I. Механическую:

    1) обтурационную (инородные тела, опухоли);

    2) странгуляционную (с вовлечением в процесс брыжейки — заворот кишок, желудка, спайки);

    3) смешанную (заворот кишки и обтурация ее просвета — инвагинация)

    Заворот желудка, в принципе, можно отнести к смешанному виду кишечной непроходимости Однако бурное развитие этого заболевания, сопровождающееся развитием болевого и гиповолемического шока, заставило нас вынести эту патологию в предыдущий раздел.

    II Динамическую:

    1) спастическую;

    2) паралитическую.

    III По уровню расположения:

    1) проксимальных отделов кишечника (двенадцатиперстная кишка, тонкая кишка);

    2) дистальных отделов кишечника (толстая кишка).

    IV По стадии развития:

    1) функциональные (компенсированные) расстройства в стенке кишечника (гиперперистальтика, преходящие расстройства микроциркуляции);

    2) декомпенсированные расстройства в стенке кишечника (атония, перерастяжение кишки газами, секретом, компенсируемые расстройства микроциркуляции),

    3) перитонит (некроз кишечной стенки),

    Вид, уровень и стадия развития кишечной непроходимости в значительной степени влияют на развитие и степень выраженности нарушений гомеостаза, а, следовательно, и на интенсивность терапии в пред- и послеоперационном периодах. Результат лечения кишечной непроходимости в конечном итоге зависит от вовремя предпринятого оперативного вмешательства Однако успех последнего во многом опирается на правильно проведенную интенсивную терапию до и после операции

    При обтурации просвета кишечника инородным телом или опухолью наблюдается расширение кишки выше места препятствия газами, кишечным содержимым (которое по своему электролитному составу аналогично плазме крови). Вздутие кишки и растяжение ее стенок приводит к нарушению венозного оттока, нарушению микроциркуляции, что снижает резорбцию жидкости из просвета кишки (при этом секреция сохраняется!). Это, в свою очередь, приводит к еще большему депонированию жидкости в просвете кишечника, а также в его стенке за счет отека последней. Чем выше уровень непроходимости, тем больше жидкости теряется организмом, не только за счет вышеописанных механизмов, но и за счет рвоты.

    При обтурации кишечника предметами, не полностью закрывающими его просвет (магнитофонная пленка, елочные гирлянды и т.п.), эти изменения выражены в меньшей степени, и в таком случае на степень нарушении гомеостаза в первую очередь влияет стадия развития патологического процесса. При этом фактор времени не является доминирующим — некроз кишки и перитонит могут развиться как через 2-е суток от начала заболевания, так и через 2 недели.

    При странгуляционной и смешанной кишечной непроходимости отмечается расстройство как венозного, так и артериального кровотока, что очень быстро приводит к гангрене кишки и перитониту. В такой ситуации просвет петель кишок быстро заполняется жидкостью, содержащей большое количество белка, крови, электролитов. Нарушение микроциркуляции в стенке кишки очень быстро приводит к снижению ее барьерной функции и повышению проницаемости, что влечет за собой поступление в брюшную полость жидкости, бактерий и токсинов и развитие перитонита. Именно по этой причине интенсивная подготовка к операции должна проводиться с учетом возможного перитонита. Анестезиолог должен помнить, что в тяжелых случаях кишечной непроходимости общие потери жидкости могут составлять от 50 до 100 мл/кг в сутки, а потери белка — до 5 г/кг в сутки.

    В связи с выраженной гиповолемией, дегидратацией, тяжелыми нарушениями водно-электролитного и кислотно-основного состояния крови, гипопротеинемией, токсемией и перитонитом, оперативное вмешательство нельзя начинать без предоперационной интенсивной подготовки. Время проведения и ее объем определяются индивидуально, в зависимости от конкретной ситуации.

    Принципиально необходимо осуществить следующее:

    1. Катетеризацию центральной вены и измерение ЦВД. Этот показатель сразу дает возможность анестезиологу определить объем и интенсивность введения инфузионных растворов.
    2. 2 Катетеризацию мочевого пузыря (контроль диуреза).
    3. Инфузионная терапия начинается с раствора Рингера или Гартмана, продолжается введением реополиглюкина и плазмы, а затем 5% раствора глюкозы с коргликоном, кокарбоксилазой.
    4. Интенсивная терапия включает введение глюкокортикоидов, контрикала, антибиотиков.
    5. Недостающий объем жидкости вводится во время операции и после нее. Количественный и качественный состав жидкостей определяется путем расчета (см. Гл.9 и 11), а также с учетом данных, полученных при постоянном контроле ЦВД и диуреза.
    6. Анестезиологическое обеспечение операции может быть осуществлено комбинированным способом. Выбор препаратов для наркоза зависит от состояния животного и предполагаемого объема операции. Следует помнить, что в любом случае операции должны предшествовать интубация трахеи и дренирование желудка.
    7. Если по ходу операции хирург принимает решение о необходимости интубации кишечника (см. Гл.10), то анестезиолог должен осуществить ряд превентивных мер: углубить наркоз (или ввести внутривенно анальгетики перед проведением манипуляции), ввести преднизолон (30 мг, независимо от массы животного), постоянно контролировать артериальное давление и деятельность сердца. Непосредственно перед интубацией кишечника рекомендуем вводить в корень брыжейки 0,25% раствор новокаина из расчета 1 мл раствора на 1 кг массы тела.
    8. В посленаркозном и послеоперационном периодах интенсивная терапия продолжается обычно до восстановления перистальтики, появления аппетита и отсутствия рвоты после утоления животным жажды. Эти сроки зависят от исходного состояния животного, объема операции и составляют 2—5 суток.
    9. Интенсивная терапия при перитоните принципиально не отличается от таковой при кишечной непроходимости. Однако при этом необходимо увеличить количество вводимого белка за счет плазмы, аминокислот и провести более интенсивную антибактериальную терапию. Подробнее принципы интенсивной терапии описаны в главе 9.

    8.4. Экстренная анестезия в акушерстве

    Анестезия в акушерстве имеет ряд особенностей, которые состоят в том, что врачу необходимо четко знать, как те или иные анестетики действуют на организм матери и плодов (проникают ли они через плацентарный барьер, оказывают ли депрессивное воздействие на плоды, сократительную функцию матки), представлять себе особенности физиологии организма матери и новорожденных, уметь оказывать реанимационную помощь новорожденным щенкам и котятам.

    В связи с этим хотелось бы остановиться на некоторых особенностях физиологического состояния беременных животных.

    Нормально протекающая беременность сопровождается увеличением массы тела, что связано с задержкой воды во внеклеточном пространстве, ростом плодов, увеличением матки.

    К моменту родов возрастает ОЦК до 30%, объем циркулирующей плазмы — до 40%, объем циркулирующих эритроцитов — на 20%; увеличивается масса циркулирующего гемоглобина на 15%, белка — на 10%. В то же время гематокрит снижается на 15—20%. Эти изменения имеют физиологическую целесообразность в связи с предстоящими родами, кровопотерей, кормлением детенышей.

    Во время беременности возрастает минутный объем сердца, частота сердечных сокращений — в среднем на 10—20 в минуту.

    Повышение внутрибрюшного давления приводит к сдавлению сердца и легких. При этом отмечается гиповентиляция, что может привести к ацидозу новорожденных, особенно в условиях анестезии. Во время родовой деятельности отмечаются серьезные изменения гемодинамики, что вызывает спазм сосудов, нарушение микроциркуляции и гипоксию плодов. (Это очень важно, когда кесарево сечение проводится на фоне длительных попыток родовспоможения консервативными методами.) Во время проведения анестезии по поводу кесарева сечения следует помнить, что перфузия кровью тела и рогов матки значительно увеличена — и возможна большая кровопотеря в период утеротомии и извлечения плодов, а также при необходимости полного удаления матки.

    Кроме того, в организме беременной самки происходит значительное усиление деятельности паренхиматозных органов, эндокринных желез и увеличение основного обмена.

    8.4.1. Опасности и осложнения, связанные с анестезией в акушерстве.

    Синдром Мендельсона — аспирация кислого желудочного содержимого в легкие. Возникновению этого синдрома способствует замедленная эвакуация пищевых масс у беременных животных, повышенное внутрибрюшное давление за счет увеличенной матки, повышенная желудочная секреция. Синдром Мендельсона характеризуется теми же признаками, что и аспирационный синдром, однако его лечение представляет собой более трудную задачу из-за сложностей, связанных с необходимостью сохранения плодов.

    Для его профилактики рекомендовано ощелачивание желудочного содержимого фосфалугелем, альмагелем за 30 мин. до проведения наркоза, обязательное дренирование желудка во время проведения операции.

    Синдром нижней полой вены — резкое падение артериального давления при переворачивании животного в положение "на спине". Увеличенная матка сдавливает нижнюю полую вену, что приводит к резкому снижению венозного возврата к сердцу и далее — к гипотензии, вплоть до потери сознания Кроме того, это приводит к ухудшению кровоснабжения плодов, развитию их гипоксии и возможной гибели сразу после рождения, или даже внутриутробной смерти от аноксии.

    В связи с этим предоперационную подготовку и подготовку операционного поля рекомендуем проводить в положении "на боку", а укладывать животное на спину необходимо непосредственно перед оперативным вмешательством.

    В случаях, когда живот значительно увеличен в связи с многоплодной беременностью или крупными плодами, рекомендуется проводить оперативное вмешательство в положении животного на боку с использованием параректального доступа, который проводится по наружному краю прямой мышцы живота.

    Кровотечение из матки — может стать серьезным осложнением как во время проведения наркоза, так и в посленаркозном периоде. Частичная отслойка плаценты, гипо- или атония матки, сопровождающиеся наружным кровотечением, тахикардией, бледностью слизистых, гипотензией, трудностей для диагностики не представляют и позволяют выбрать оптимальную лечебную тактику. Хуже, если имеется разрыв матки, который не проявляется наружным кровотечением и возникает во время родовой деятельности. В этих случаях клинические симптомы, описанные выше, лабораторные данные позволяют установить диагноз и прибегнуть к срочному оперативному вмешательству. Для анестезиолога в таких случаях важно провести адекватную противошоковую терапию и подготовить донорскую кровь, заранее определив ее совместимость с кровью реципиента.

    При гипо- или атонии матки кровотечение нередко возникает в раннем послеоперационном или даже в постнаркозном периоде. Такие кровотечения носят профузный характер, нередко сопровождаются развитием синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания (см. Гл.11). Профилактикой атонических кровотечений может быть интраоперационное введение окситоцина в тело и рога матки по 2-3 ME на каждую инъекцию. Если матка не сократилась и кровотечение продолжается, необходимо прибегнуть к гистероэктомии.

    Гиповентиляция (вплоть до апноэ) и гипоксемия — может развиться на введение любого анальгетика, анестетика, транквилизатора или седативного лекарственного средства. Такое осложнение может очень быстро привести к внутриутробной гибели плодов в результате развившейся гипоксемии, и даже к гибели самки, т к вслед за этим наступает остановка сердца. Поэтому анестезиолог должен постоянно находиться в готовности к интубации трахеи и проведению вспомогательной или полной вентиляции легких и оксигенации.

    8.4.2. Анестезия при экстренном кесаревом сечении.

    Принципиально при экстренной анестезии по поводу кесарева сечения наиболее безопасными являются:

    1. Эпидуральная анестезия.
    2. Нейролептанальгезия (НЛА).
    3. 3 Общая комбинированная анестезия.

    Техника эпидуральной анестезии описана выше (см. Гл.4). В раствор используемых анестетиков можно добавлять одну каплю адреналина, что значительно усилит и продлит эффективность эпидуральной (спинномозговой) анестезии. В случае необходимости этот вид анестезии можно дополнить местным инфильтрационным обезболиванием кожи, апоневроза, мышц по ходу предполагаемого разреза. Такой вид анестезии практически не оказывает угнетающего действия на плоды, но может вызвать осложнения у матери.

    Нейролептанальгезия (см. Гл.2 ) — достаточно эффективный вид обезболивания при кесаревом сечении, оказывает минимальное депрессивное действие на плоды, однако может вызвать угнетение дыхания и сердечной деятельности у матери. Кроме того, такой вид анальгезии малоуправляем.

    Комбинированный наркоз при кесаревом сечении по существу не отличается от такового при другой патологии. Однако, имеется ряд весьма существенных нюансов, несоблюдение которых может привести к возникновению тяжелых осложнений.

    Премедикация должна осуществляться за 30—40 мин. до наркоза. При этом не должны использоваться наркотические анальгетики, аминазин. Предпочтение следует отдать диазепаму в небольших дозах (0,25-0,5 мг/кг), который не проникает через плацентарный барьер. Атропин необходимо использовать очень осторожно, т.к. даже в обычных дозах он может вызвать тахикардию, вплоть до фибрилляции желудочков сердца у матери, что приводит к очень серьезным осложнениям: аритмиям, остановке сердечной деятельности. Лишь при крайней необходимости атропин вводится подкожно в дозе 0,02 мг/кг. Вместо атропина мы рекомендуем вводить метацин в обычной дозировке.

    Для наркоза при кесаревом сечении лучше всего использовать натрия оксибутират, т.к. препарат оказывает антигипоксическое действие, повышает устойчивость организма, в том числе тканей мозга и сердца, что особенно важно при кесаревом сечении. Препарат вводят внутривенно из расчета 50—100 мг/кг. Можно использовать смесь, состоящую из натрия оксибутирата в дозе 35—40 мг/кг и тиопентала натрия в дозе 4—6 мг/кг. Раствор вводят медленно внутривенно. Сон обычно наступает через 4—6 мин., затем для углубления наркоза вводят дополнительно оксибутират натрия из расчета 20—40 мг/кг. Продолжительность наркоза 1-2 часа.

    Тиопентал натрия также можно вводить в чистом виде, особенно при вводном наркозе. Этот препарат быстро проникает через гематоэнцефалический барьер, вызывая сон, но также быстро он проникает и через плацентарный барьер. Однако, связываясь в крови матери с белками плазмы, под воздействием рН крови и других факторов препарат достигает плацентарного барьера уже в половинной дозе, которая не оказывает серьезного воздействия на метаболизм плодов (B.M.Q.Weaver, 1989). Используя тио-пентал при введении в наркоз, после извлечения плодов можно переходить либо к другим анестетикам, либо вводить их различные комбинации.

    С целью сведения к минимуму неблагоприятного воздействия тиопентала в виде угнетения дыхания у новорожденных, рекомендуем использовать следующую схему: тиопентал вводится в виде 1% раствора из расчета 1 мг/кг фракционно медленно (в течение 15—20 секунд) с интервалом 15—20 секунд до наступления наркоза. Общая доза обычно не превышает 4—8 мг/кг.

    Кетамин с успехом применяется при кесаревом сечении у кошек, но не подходит для применения собакам (B.M.Q.Weaver, 1989). Собакам при этой операции рекомендуют вводить кетамин в дозах, не превышающих 5 мг/кг в течение всего наркоза, и только тем животным, у которых не отмечается повышения артериального давления (т к. кетамин повышает АД). Его можно использовать в комбинации с другими анестетиками в небольших дозировках

    Как правило, кесарево сечение проводится при неблагоприятных обстоятельствах, каковыми являются:

    1. Нарушение родового акта при несоответствии размеров таза матери и плода (сужение таза, крупный плод, опухоли, деформации таза в результате травм).
    2. Нарушения родовой деятельности (родовая слабость, дискоординация сокращений матки и т.п.).
    3. Нарушения положения плода в родовых путях (перегиб головки, забрасывание конечностей в другой рог матки, одновременное вклинение двух плодов в просвет тела матки и т.п.).
    4. Замершие плоды.
    5. Отслойка плаценты и кровотечение.
    6. Внутриутробная гибель плодов и т.д.

    Таким образом, родоразрешение через кесарево сечение уже заранее предполагает встречу врача с плодами, находящимися в состоянии гипоксии или асфиксии.

    Причинами острой гипоксии плодов являются:

    1. Атония матки.
    2. 2 Гипертонус матки при длительном изгнании плода через родовые пути
    3. 3 Аспирация мекония, слизи и т.п.
    4. 4 Гипоксия матери.
    5. Преждевременная отслойка плаценты.
    6. Пережатие пуповины.
    7. Разрыв матки.

    Степень асфиксии новорожденных оценивается по шкале, представленной в таблице 1.

    Шкала оценки степени асфиксии новорожденных

    Таблица 1

    Клинические признаки

    Оценка в баллах

    0

    1

    2

    1. Сердцебиение

    Отсутствует

    Менее 150 в мин.

    Выше 150 в мин.

    2. Дыхание

    Отсутствует

    Слабое. Единичные дыхательные движения, слабый писк

    Громкий писк. Выраженные дыхательные движения

    3. Мышечный тонус

    Отсутствует

    Слабые, вялые движения конечностей

    Активные движения, ползание

    4. Рефлексы на аспирацию ротовой полости

    Отсутствует

    Вялые движения языком, челюстями, конечностями

    Громкий писк, активные движения

    5. Окраска слизистых

    Цианоз

    Бледная

    Розовая

     

    Учет вышеперечисленных клинических признаков проводится через 1 и 5 минут после рождения. Степень асфиксии определяется суммой баллов, полученной по всем пяти признакам шкалы.

    Новорожденные, родившиеся без признаков асфиксии, имеют в сумме 9-10 баллов.

    Легкая степень асфиксии оценивается в 7-8 баллов, средняя — 6-7 баллов, тяжелая — 1—4 балла.

    Для преодоления легкой, и даже средней, степени асфиксии вполне достаточно выполнить следующие манипуляции:

    1. Предварительно обтерев мордочку животного сухой салфеткой, удалить из ротовой полости и ноздрей остатки слизи.
    2. В положении головой вниз несколько раз резко встряхнуть животное для удаления слизи из горла и усиления притока крови к голове.
    3. Подуть в рот новорожденного 2-3 раза; подергать за язычок и ущипнуть его кончик.
    4. Если ритмичное дыхание не устанавливается, вводят кофеин подкожно в дозе 0,1-0,3 мл, разведенный физиологическим раствором в 3 раза.
    5. На 3—5 сек сжать с боков челюсти; 2-3 раза пальцами резко сдавить грудную клетку.
    6. Энергично растереть тело новорожденного, особенно спину; при этом периодически пощипывать его за ушки и кончик языка.
    7. Погрузить на 1 мин. новорожденного в воду с температурой 40°С.

    Манипуляции необходимо продолжать до стабилизации нормального ритма дыхания и появления громкого писка.

    При тяжелой степени асфиксии, если она не разрешается в течение 5 мин и не оценивается уже как средняя степень асфиксии, необходимо немедленно выполнять следующие мероприятия:

    1. Катетеризация пупочной вены заранее приготовленным тонким катетером (наружный диаметр не должен превышать 1 мм для, мелких пород собак и котят и не превышать 3 мм — для крупных пород. Катетер вводится через пупочную вену пуповины на глубину 1-1,5 см от передней брюшной стенки и фиксируется перевязыванием лигатуры.

    2. Через катетер вводят 0,5 мл на 100 г массы тела 4% раствора натрия гидрокарбоната, столько же 10% раствора глюкозы и 0,2-0,3 мл на 100 г массы тела глюконата кальция. (Это связано с тяжелым ацидозом, истощением гликогена в печени, гипогликемией, гиперкалиплазмией.)

    Коррекция метаболического ацидоза должна предшествовать любой другой медикаментозной терапии.

    3. Затем в пупочную вену вводят 0,1 мл адреналина, разбавленного 0,9% раствором натрия хлорида в 3 раза и столько же 10% раствора кальция хлорида.

    4. Если активное дыхание не восстанавливается, новорожденного необходимо заинтубировать и проводить ИВЛ, подключив к интубационной трубке 2—20 мл шприц (в зависимости от размеров новорожденного), наполненный воздухом. ИВЛ проводится после предварительной аспирации слизи, мекония и т.п. из трахеобронхиального дерева. С целью стимуляции дыхания новорожденным можно ввести 0,1 мл 0,3% раствора этимизола. Не рекомендуем вводить такие мощные стимуляторы дыхания, как лобелии или цититон. После кратковременного эффекта, как правило, наступает стойкое угнетение дыхательного центра из-за предельного его раздражения и последующего запредельного торможения.

    5. Если эти меры не оказывают достаточного влияния на организм новорожденного, в пупочную вену вводят 0,1-0,2 мл 2,4% раствора эуфиллина, разбавленного в 3 раза, 1—5 мг преднизолона.

    6. Реанимационные мероприятия целесообразно прекратить, если в течение 1-1,5 ч оценка новорожденного не будет соответствовать хотя бы средней степени асфиксии. Это обусловлено тем, что такие животные погибают в ближайшие сутки-двое, или требуют буквально почасовой медикаментозной коррекции, что технически осуществить достаточно сложно.

    8.4.3. Анестезия при операциях по поводу акушерского и гинекологического сепсиса и пиометры.

    С акушерским сепсисом врачу приходится сталкиваться, как правило, через 3—5 суток после родов.

    Состояние животного крайне тяжелое. К этому времени уже развивается полиорганная недостаточность, выраженная интоксикация вплоть до эндотоксинового шока.

    В такой ситуации необходимо по возможности осуществить наиболее полное лабораторное обследование, которое проводится параллельно с интенсивной инфузионно-трансфузионной терапией, направленной, в первую очередь, на борьбу с эндотоксиновым шоком. Такая терапия проводится на протяжении 2-3 и более часов, до снятия (хотя бы частичного) интоксикации, стабилизации гемодинамики, сердечной деятельности, восстановления почечной перфузии и диуреза.

    За время проведения интенсивной терапии врач, как правило, уже имеет данные лабораторных исследований, что в значительной степени облегчает выбор метода анестезии и позволяет ориентироваться в направлениях дальнейшей коррекции нарушений гомеостаза.

    Гинекологический сепсис мало чем отличается от акушерского сепсиса, поэтому на этом вопросе мы не будем останавливаться. Единственное, что хотелось бы в этой связи добавить: при таких патологических состояниях должна проводиться массивная антибактериальная терапия, как минимум, двумя антибиотиками разных групп, при этом, один из них вводится внутривенно, а другой — внутримышечно. В комплексе проведения антибактериальной терапии обязательно должны быть использованы препараты имидазола (метронидазол, метроджил, трихопол) — лучше в виде внутривенного капельного введения.

    Интенсивная терапия должна проводиться не менее 7—10 суток. В комплекс лечения обязательно должны быть включены глюкокортикоиды, ингибиторы протеаз (контрикал, гордокс и др.) и анаболические гормоны (ретаболил, неробол и т.п.).

    Пиометра может не сопровождаться сепсисом, и степень метаболических расстройств может быть выражена по-разному. Поэтому у врача может и не возникнуть такой сложной ситуации, как в предыдущих вариантах, но тем не менее, если принято решение об оперативном лечении этой патологии, ему должна предшествовать интенсивная терапия. Если состояние животного позволяет, то терапию можно проводить в течение 2-х, а то и 3-х суток, до полной коррекции нарушений гомеостаза. Подобная тактика более оправдана, т к дает возможность хорошо подготовить животное к операции и избежать многих осложнений. Хочется еще раз подчеркнуть, что эта тактика возможна при отсутствии признаков тяжелой интоксикации пли септического шока, а также при условии, что шейка матки открыта и ее полость дренируется естественным образом.

      Для ветеринарных врачей - http://vetvrach.info
    квалифицированная консультация хирурга круглосуточно